ИТОГИ КИНОГОДА: 15 WTF-МОМЕНТОВ В ФИЛЬМАХ 2015 ГОДА


В кино мы ходим за острыми ощущениями, чего уж скрывать, и современные кинематографисты не забывают подбрасывать нам эффектных сцен.
Уходящий год был щедр не только на впечатляющие эпизоды, удивлять умудрялись целые картины! Мы собрали для вас топ тех сцен в фильмах 2015 года, которые заставили нас открывать рот в удивлении или даже стоя аплодировать создателям, хотя далеко не все эти эпизоды удивляли в хорошем смысле слова…

Королева съедает сердце монстра («Страшные сказки/ Il racconto dei racconti», 2015)

Королева съедает сердце монстра («Страшные сказки/ Il racconto dei racconti», 2015)
Название картины Маттео Гарроне должно заранее настроить зрителя на то, что в кадре прольется кровь, однако реальность превзойдет все ваши фантазии – у авторов хватило умения показать настоящий готический триллер, в котором есть место жутким монстрам и прекрасным принцессам. Особенно эффектным показался нам эпизод с героиней Сальмы Хайек – пророчество требовало от нее самых решительных действий в борьбе с бесплодием, и королева не испугалась куска свежего мяса. Съеденное в белой комнате окровавленное сердце заставило нас присвистнуть.

Мертвая собачка («Джон Уик/ John Wick», 2014)

Мертвая собачка («Джон Уик/ John Wick», 2014)
Нас, поклонников жестких мужских боевиков, не запугаешь количеством смертей в кадре – в добром фильме счет отправленных на тот свет злодеев порой идет на десятки (а сколько народа погибает на очередной Звезде смерти, мы даже не беремся подсчитать). Но порой количество это переходит в качество. В триллере «Джон Уик» негодяи совершили всего одно убийство, но такое, за которое гореть им в аду вечно, – злодеи убили собаку главного героя. Не просто собаку, а щенка, подаренного умирающей супругой. Ничего святого!

Экшен-сцена («Бердмэн/ Birdman or (The Unexpected Virtue of Ignorance)», 2014)

Экшен-сцена («Бердмэн/ Birdman or (The Unexpected Virtue of Ignorance)», 2014)
При всей своей визуальной динамичности и постоянной подвижности картина Алехандро Иньярриту «Бердмэн», по сути, является все-таки разговорной драмой. Очень неплохой, даже отличной, но очень близкой к реальности. При этом в картине есть эпизод, который заставляет вжаться в кресло даже поклонников громких титанических блокбастеров вроде «Трансформеров» или «Тихоокеанского рубежа» – главного героя посещает видение, Ригган оказывается в эпицентре картины, сделавшей из него суперзвезду. Суперзвезду в маске с перьями, от преследования которой актер теперь пытается скрыться.

Полконесса на танке («Джеки в царстве женщин/ Jacky au royaume des filles», 2014)

Полконесса на танке («Джеки в царстве женщин/ Jacky au royaume des filles», 2014)
Абсурдистская сатира Риада Саттуфа в картине «Джеки в царстве женщин» разделила зрителей на две почти равные части – кто-то не принял сексистский манифест, крепко сдобренный националистическим и антирелигиозным юмором, а кого-то шутки над матриархатом довели до икоты от смеха. И те и другие просмотр закончили одинаковыми словами: «Это что такое сейчас было?!» – тем более что финальная сцена и вовсе вводит в ступор. Мы, впрочем, финальный клиффхенгер раскрывать не станем, но вот видом боевой Шарлотты Генсбур предлагаем наладиться – такое увидишь нечасто.

Секси-понедельник («Третий лишний 2/ Ted 2″, 2015)

Секси-понедельник («Третий лишний 2/ Ted 2″, 2015)
После великолепного «Третьего лишнего» нам хотелось кричать Сету МакФарлейну: «Не снимай сиквел, не порти себе карму!» Тщетно. Студия силой вытряхнула из актера и режиссера продолжение, которое, как и положено в таких случаях, оказалось на две головы слабее оригинала. Безусловно, были в фильме и годные шутки. Две. Или одна. Кто сейчас вспомнит? И пересматривать ленту нет никакого желания, ведь первое, что всплывает в памяти при словах «Третий лишний 2″, это сцена купания героя Марка Уолберга в сперме. Фу! Ну как так можно?!

Грызня детей («Кутис/ Cooties», 2014)

Грызня детей («Кутис/ Cooties», 2014)
Дети – наше богатство. Иногда неуправляемое, временами капризное, местами действующее на нервы, но богатство. Поэтому кинематографисты редко позволяют себе творить над маленькими героями что-то непотребное в кадре. К счастью, не в случае черных комедий, среди которых в этом году мы выбрали «Кутис». Здесь юные школьники стали жертвами опасного вируса, превращающего людей в бесчувственных монстров, мечтающих только об одном – свежей плоти. Как и положено зомби-апокалипсису, «нулевой пациент» очень скоро открывает счет своим жертвам, и прямо в школьном дворе начинается настоящая резня-грызня. Давно нам так не щекотали нервы!

Бойня в классе («Страшная воля богов/ Kamisama no iu tori», 2014)

Бойня в классе («Страшная воля богов/ Kamisama no iu tori», 2014)
Из американской школы перенесемся в японскую и, о ужас, обнаружим, что по другую сторону Тихого океана к детям еще менее милостивы. Кто «Королевскую битву» смотрел, тот на «Голодных играх» смеется – так можно переиначить знаменитую присказку, ведь японцы старательно отучивают нас от особого трепетного отношения к детям. У них и призраки обычно не особо взрослые, и монстры какие-то плюшевые, и даже боги игрушечные. Но игрушечные только на вид – на деле уже в самом начале фильма эпидемия взорвавшихся голов школьников в классе открывает зрителю глаза не по-японски широко – будет жарко!

Исправление горба («Виктор Франкенштейн/ Victor Frankenstein», 2015)

Исправление горба («Виктор Франкенштейн/ Victor Frankenstein», 2015)
В погоне за новыми образами к классическим историям студии порой теряются в таких дебрях, на столь мрачных и сомнительных тропинках, что впору хвататься за голову. Очередное прочтение произведения Мэри Шелли поразило зрителей не столько атмосферой старого Лондона и даже не могучей фигурой монстра с двумя сердцами и четырьмя легкими – в шок и трепет приводят странные отношения между Виктором и Игорем. Неприкрытая сексуальность их первого тесного общения вылилась в поразительную сцену исправления осанки горбуна. Гомофобов просим покинуть помещение.

Молочная ферма («Безумный Макс: Дорога ярости/ Mad Max: Fury Road», 2015)

Молочная ферма («Безумный Макс: Дорога ярости/ Mad Max: Fury Road», 2015)
Поклонники классической трилогии о Максе Рокатански много спорили о том, что же станет главной ценностью вселенной нового героя. Вода – слишком банально, кровь – чересчур брутально, бензин – поверхностно и предсказуемо. Слава богам, Джорджу Миллеру удалось снять такую историю, в которой содержимое цистерн стало не так уж и важно, но одну из жизненно важных жидкостей мы обойти вниманием не можем. Дело в том, что злобным тиранам – приспешникам Несметного Джо для поддержания формы необходимо материнское грудное молоко, а значит, коммуна должна содержать целую «молочную ферму». И вот тут-то зритель встречается с главным ужасом новой вселенной.

Призрак приближается («Оно/ It Follows», 2014)

Призрак приближается («Оно/ It Follows», 2014)
Еще одно обращение к жанру хоррора, о котором мы не можем молчать. Фильм Дэвида Роберта Митчелла произвел сильное впечатление на многих поклонников жанра, и дело вовсе не в какой-то особенной кровавости, изобретательности смертей или очаровании злодея – главной фишкой ужастика стала неотвратимость преследования героев. Причем для придания особой атмосферы авторы фильма использовали простейший прием – камера просто медленно крутится вокруг своей оси, в то время как зло неумолимо приближается к персонажам. Сцена в школе при всей своей скромности по-настоящему ужасает, ногти можно сгрызть до самых локтей от напряжения.

Смерть Зары («Мир Юрского периода/ Jurassic World», 2015)

Смерть Зары («Мир Юрского периода/ Jurassic World», 2015)
По большому счету новое путешествие в Парк Юрского периода хвалить не за что – сюжет не выдающийся, актеры сами себя не превзошли, ведущий монстр не впечатляет. Вот компьютерные художники поработали на славу – нарисовали такое, отчего зрители валом валили в кинотеатры и готовы были платить за повторный просмотр сразу по окончании финальных титров. Эти художники и нарисовали самый жуткий, но при этом удивительно притягательный эпизод, который мы расположили на вершине нашего топа, – гибель Зары, помощницы героини Брайс Даллас Ховард. Ее смерть – это живое (ну хорошо – компьютерное) воплощение пищевой цепочки в мире динозавров. Волшебно и вдохновенно. И птичку жалко.



Источник