Нобуёси Араки – один из самых знаменитых и эпатажных фотографов в мире

Опубликовано Фото

Нобуёси Араки (Nobuyoshi Araki) – один из самых знаменитых, эпатажных и плодовитых мастеров фотографии в Японии и в мире. 75-летний фотограф за всю карьеру опубликовал более 400 фотосборников, начиная с альбома «Отксерокопированные фотографии», выпущенного в 1970. Годом позже он выпустил серию «Сентиментальное путешествие», которая состояла из интимных снимков, сделанных за время медового месяца фотографа и его жены.

Откровенные фотографии Нобуёси Араки часто расцениваются как порнография, что провоцирует конфликты с властями не только на родине фотографа, но и на Западе. Тем не менее, наибольшую известность ему принесли эротические и бандаж-фотографии, в которых некоторые критики находят продолжение классической японской традиции сюнга.

В этом интервью фотограф ответил на личные вопросы журналиста. Переводчики говорят, что никто не в силах точно перевести речь Нобуёси Араки, так как он часто шутит и отвечает каламбурами. Всё же беседа с фотографом получилась интересная, и гений эротической фотографии сам пролил свет на своё творчество.

80_a23b0d28f214d0100d9265eb9cd7b5a2

80_e5c65278d98c1792cad1cecc43fdf8d8

Корреспондент: Больше всего меня интересует, как вы сумели настолько близко подобраться к своим моделям. Что это за метод?

Нобуёси Араки: Не спрашивайте! Я получил доступ через секс. Секс, как прелюдия к съёмке. А потом уже фото. Или наоборот.

К.: Вы занимаетесь сексом со всеми своими моделями?

Н.А.: Конечно, у меня был секс со всеми моими моделями. Это факт. Но сейчас я больше не могу этого делать. К сожалению.

К.: Ваш проект, документирующий квартал красных фонарей Токио в 1980-х, как показано в книге Tokyo Lucky Hole (1990), сопровождался интимным доступом к сексуальной практике проституток района и их клиентов. Вы первый человек, применивший подход с активным участием. Это сродни активному наблюдению. Что мотивировало вас к этому проекту?

Н.А.: Мне нужно было сломать барьер между собой и ими. Могу сказать, что я разрушил предыдущие традиции фотографии, которые подчеркивали объективность. В прошлом фотографы считали, что они должны устранить свой субъективизм как можно старательнее. Себя же я считаю «субъективным» фотографом. Я стараюсь подобраться как можно ближе к объекту, помесив себя в кадр. Такой подход лишает мои фотографии возможности называться произведением искусства. Снимки, сделанные другими, лучшие моих кадров [смеётся]. Иногда я даю свой фотоаппарат объекту съёмки, и моя модель меня фотографирует.

80_a2cd401cb4936054076ca5ac14abaa65

80_4b2ae096aa10ae126fc308427e50194b

80_58cf6fe951204f3c1e9f62bce6f08092

80_711c830f7c6031e2b2d2935168bac2d7

Когда в Токио появился клуб Lucky Hole, я посещал его с одним парнем. В разгар веселья я передавал свой фотоаппарат то женщине, то ему. Иногда он меня фотографировал. Таким образом, я получил различные виды кадров. Иногда фотографии ловили, что я не испытываю эрекцию.

К.: Тот, кто вас сопровождал, это был редактор Photo Age? Акира Суеи?

Н.А.: Редактор, но не этот. Со мной пришёл редактор Uwasa no Shinso. Он был активным участником, исполнял несколько ролей, и фотографировал, и роль заказчика играл. Современные редакторы для меня такого больше не сделают. Это было в 1980-х годах.

К.: Интригует тот факт, что вы переходите как в поле зрения объектива так и вне видимости, тем самым размывая границу между фотографом и субъектом съёмки. Такие фотографы как Нан Голдин и Ларри Кларк также появляются в своих работах. Как вы объясните публичное представление таких личных действий?

Н.А.: Для меня фотография (по определению) это открытие себя. И Кларк, и Голдин сосредоточили внимание на конкретных ситуациях и случаях. Я же пришёл в фотографию, потому что мне нравится изучать банальности жизни, обычные человеческие занятия. Я не преследую никаких особых тем.

80_3a697c5854401789001588e7ccd548c0

80_e22e8204e38082d25cb15eaf4a2854ce

80_4965c0b0bf46a6f5d6fa370ed0b3f237

80_3b3e2802d994a637566ef3d55116402d

80_b84b5d4056211fc8070f0a447d09c48c

80_1d0ac22228d2f9909734acc19212d1b4

80_b0416cf3028cea86ae472ce887059e5d

80_d4777b031a891c18b99bac36d4897d2f

80_e241508646d87149ec1f996a6a3c35f7

80_8a082f621f3cadb3149381efc645f50f

80_850b010518a021997b08bdf61f2e976f

80_98197879496f1a5ae09fbfd02af72998

К.: Несколько ваших книг, например, «Сентиментальное путешествие» (1971) и «Йоко, Моя Любовь» (1978), документируют вашу личную жизнь с покойной женой. «Сентиментальное путешествие» вызвало массу внимания к честным изображениям повседневной жизни, которые подобны снимкам из семейного альбома. Эти фотографии, особенно те, на которых вы с Йоко занимаетесь сексом, вполне красноречивы. Что подтолкнуло вас к решению опубликовать настолько личные изображения? Вы рассматривали их как эпатажные? Был ли это способ привлечь внимание к своему творчеству? Как ваша жена Йоко отнеслась к такому физическому и эмоциональному обнажению? Можно ли сказать, что она была вашей единомышленницей?

Н.А.: Я не намеревался никого шокировать. Это было «естественное побуждение». Только художники без таланта пытаются шокировать людей. Это оказалось сенсационным, потому что показ наготы (гениталий) был под запретом (в Японии). Что касается моего медового месяца, то я принялся фотографировать сразу, как только началась наша поездка, когда мы сели в поезд и занялись сексом. Это то, что все делают в медовый месяц, так что здесь нет ничего особенного.

В то время, когда вышла книга, людей больше заботил секс. Теперь он их меньше волнует.

Когда «Сентиментальное путешествие» было опубликовано, Йоко принесла книгу в офис, где она работала. Она продавала её своим коллегам и даже боссу.

Мне повезло с женщинами. Я не великий фотограф, но у меня были такие великолепные модели как Йоко и Каори.

К.: Вас считают фотографом, который точно умеет общаться с субъектом съёмки. Как вы к ним относитесь? Что вы им говорите? Вы всегда используете одни и те же методы при работе с моделями?

Н.А.: Это зависит от многого. Я разговариваю с ними, когда фотографирую, подбадриваю беседой.

К.: Вы когда-нибудь использовали цифровой фотоаппарат?

Н.А.: Нет, цифровые фотокамеры для глупых людей. Снимки, сделанные цифровым фотоаппаратом, передают лишь мгновение. Цифровая камера копирует присутствие реальности. Что видите, то и получаете. Но в процессе проявки плёнки или серебряно-желатиновой печати в кадре может что-то ещё появиться. Возникают сентиментальные чувства в таких снимках. Это своего рода «тайна», связанная с процессом использования плёночной фотокамеры. Я не чувствую температуру тела субъекта в цифровом изображении. В нём нет телесности. Цифровая фотокамера превращает фотографа в робота, лишает чувств.

80_6996469269b3fdd14cb9e188c3f1a1fb

80_05ada59505a7f43a95a96c4e2178fdee

80_e3bd44a812c19f1375fab51e7c9ccf26

К.: Некоторые из ваших работ изысканно составлены; другие выглядят как случайные кадры. Можете рассказать, как вы фотографируете? Знакомы ли вы с работами Роберта Франка?

Н.А.: Я вообще не думаю о фотографиях Роберта Франка. Он хотел показать свой интеллект и идеи через свои фото. Его работы об общественном сознании или социальной реальности. Но я не снимаю о социальном сознании. Например, у фотографий Франка, снятых из окна автобуса, высокая точка обозрения, как вид на город с высоты птичьего полёта. Вот таким он стал наблюдателем общества. А я снимаю из окна такси, с очень низкой точки. Это могут быть люди крупным планом. Что я вижу из окна такси, так это женские попки.

К.: Вопрос о продуктивности. Вы всегда планируете делать много фотографий?

Н.А.: Это образ жизни. Фотографирование похоже на сердцебиение и дыхание. Звук нажатия кнопки затвора, как стук сердца. Я вообще не думаю о производительности. Я просто снимаю саму жизнь. Это очень естественно для меня. Для фотографа момент, когда снимается кадр, – самый волнующий.

80_bf3e5df265d9cb88b93f3882cac57526

80_4778992e8656f9a7a6d2b089a7389d3d

80_111137407c7b032b115146fdc6e1e6c1

К.: Сколько книг вы опубликовали?

Н.А.: Более четырехсот. Это как диарея. Когда я снимаю фотографии, сразу их публикую, чтобы не было запора.

К.: Вы осознаёте собственную смертность? Каким будет ваш последний снимок? Кто сфотографирует вас, когда вы умрёте? Вы не задумывались о таких вещах?

Н.А.: Я сделаю собственную фотографию в гробу с помощью цифрового фотоаппарата в первый раз. Думаю, смерть не даёт мне покоя. Бог смерти приближается, но я ещё далеко от него, потому что ко мне приехала богиня из Нью-Йорка (указывает на журналистку). Злой дух убежал из-за вас.

80_919df92abb7fc84302d6b81d34c67f54

80_576f8d944ef260f47ee86168a78d8cdb

80_8e582ec65a60faf6e2b1c4346e073c37

80_eed00fb9fa5ded7051f1d4a7ed6076be



Источник